В начало Карта Постройки Литература Ссылки Архив гостевой книги Eng

Алексей Зазерский

Одним из выдающихся и самых активных участников сложной и противоречивой жизни архитектурного мира начала XX в. был архитектор и инженер Алексеи Иванович Зазерский (1876—1942). Выходец из большой купеческой семьи, он в 1902 г. окончил Институт гражданских инженеров с серебряной медалью по строительному искусству. Вместе с ним учились и другие будущие зодчие, вписавшие яркие страницы в каменную летопись города на Неве, прежде всего — А. Ф. Бубырь, Л. А. Ильин, Н. В. Васильев, с которыми Зазерский впоследствии плодотворно сотрудничал.

С первых лет своей практической деятельности Алексей стремился к широкому решению задач по проектированию и строительству крупных жилых, общественных и промышленных зданий и комплексов. Конечно, к тому же стремились многие сверстники и недавние сокурсники Зазерского, но далеко не всем удалось быстро достичь столь впечатляющих результатов. Его главная заслуга в предреволюционный период — возведение по собственным проектам большой группы кооперативных жилых домов нового типа, в которых автор выступил как зодчий-градостроитель, инженер и пропагандист новых методов проектирования и строительства. Естественно, что в ту пору стремление к комплексной застройке целых участков города не могло получить должного развития,— тем более ценен опыт Зазерского, сумевшего построить ряд зданий, представлявших наиболее передовое течение в архитектурной мысли начала века.

Постройке этих комплексов предшествовали более скромные, но очень добротные и превосходно выполненные в деталях большие жилые дома (6-я Красноармейская ул., 15/17, и Петрозаводская ул., 20; 1903—1904). Это типично петербургские дома, настолько органично вошедшие в застройку улиц, что мы воспринимаем их как нечто само собой разумеющееся, что, однако, не говорит об их безликости.

Крупную работу осуществил Зазерский в 1904—1906 гг., перестраивая совместно с В. В. Старостиным для Женского педагогического института дом на Малой Посадской улице, 26. В красивом трехэтажном здании наряду с многими разнообразными помещениями была устроена домовая церковь Иверской Богоматери, богатую отделку которой выполнил замечательный архитектор и художник Н. В. Султанов. Ныне здесь отделения Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена.

С большой ответственностью Зазерский относился к сооружению объектов, о которых не принято говорить,— павильон общественного туалета в Александровском парке на Петроградской стороне, построенный в 1906 г., был отмечен прессой и архитектурной общественностью (не сохранился).

Зазерский принял активное участие в строительстве ряда важных мостов — Пантелеймоновского и Аничкова через Фонтанку и Аларчина — через Екатерининский (ныне Грибоедова) канал, однако еще значительнее оказалась его деятельность по сооружению построек службы «Городского трамвая». Прежде всего, это обращающая на себя внимание высоким уровнем архитектурного решения и добротностью отделки Центральная электрическая станция на Атаманской улице, 3. Сугубо утилитарному объекту зодчий придал облик значительного общественного сооружения — увенчанное башней, выполненное в высококачественном красном кирпиче здание служит композиционным акцентом территории. Очень значительны и интересны трансформаторные подстанции, сооруженные в разных частях города (наб. р. Карповки, 15; Дегтярный пер., 5; Б. Подьяческая ул., 27; пр. Стачек, 91; 11-я Красноармейская ул., 28; 23-я линия, 10). Это прекрасные примеры модерна в промышленном зодчестве того времени, важные элементы городской среды, объединяющие в своих разновысотных объемах жилые, административные и производственные помещения. В этих небольших зданиях превосходно выражены достоинства модерна: изысканность, единство больших форм и деталей. Эти проекты, были осуществлены в 1906—1908 гг. Здесь в полной мере проявился дар Зазерского как организатора строительных работ: обладая прекрасным характером, он умел привлекать разных специалистов и завершать в срок любую работу.

Зазерскому выпала честь «возглавить» Забалканский (ныне Московский) проспект. В 1907—1908 гг. он построил здесь большой дом № 1, который впоследствии, к сожалению, утратил свое выразительное завершение. Это характерный памятник модерна, в котором снова проявилась присущая автору любовь к деталям и элементам, логично вытекающим из всей объемно-планировочной структуры здания. Дом со скошенным углом мягко и с достоинством «входит» в огромную и ныне, к сожалению, самую неорганизованную Сенную площадь. Это основное украшение площади, ее пластический акцент (наряду со зданием гауптвахты Л. Руска), и, не учитывая его градоформирующей роли, нельзя решать вопросы реконструкции Сенной площади. В этом доме архитектор объединил простенки от третьего до пятого этажей по вертикали, облицевав их светлой плиткой, выделил первый и второй этажи, ввел орнамент и майолику. Все это, не лишая здания цельности, придает ему подлинно столичную нарядность и декоративность.

До перестройки весьма привлекателен был дом № 20 на Плуталовой улице (Петроградская сторона), построенный в 1908—1910 гг.

В 1909 г. уже достаточно опытный и получивший признание мастер создал в целях борьбы с жилищной нуждой Товарищество для устройства постоянных квартир. В первом кооперативном доме, построенном Зазерским в 1910 г. на углу Большой и Малой Посадских улиц (№ 1/10), помимо сдержанной, изысканной прорисовки фасадов важно отметить удобную планировку, отличную освещенность, наличие лифтов, центрального отопления и водоснабжения. Наконец, здесь Алексей Иванович, пожалуй впервые, предусмотрел возможность возведения дополнительных некапитальных стен по желанию заказчика, который мог, таким образом, по своему усмотрению изменить планировку и отделку своей квартиры, что было весьма прогрессивным новшеством.

Интересно сравнить этот дом Зазерского со стоящим напротив домом архитектора Ф. И. Лидваля (М. Посадская ул., 5), в проектировании и строительстве которого Зазерский участвовал. Это сравнение наглядно показывает, какой путь прошло петербургское зодчество, в частности архитектура модерна, за десять лет. Зазерский сознательно отказывается от обильного декора, стремясь к большей цельности облика, компактности, строгости. Для него гораздо важнее были вопросы бытового комфорта, гигиены жилища, поэтому он уделял повышенное внимание тому, что когда-то уважительно называли «санитарным зодчеством». В последующих домах-комплексах Зазерский решал в основном градостроительные и инженерные задачи, поручая иногда обработку фасадов своим коллегам и единомышленникам, но не потому, что не любил этот главный раздел работы (превосходный рисовальщик, тонкий художник, он был настолько загружен строительными делами, что просто физически не мог делать все), а потому, что понимал — его коллеги не сделают инженерные и прочие устройства так, как мог сделать только он.

Дом на углу Большой и Малой Посадских улиц не отличается броской эффектностью, нет здесь ни сов, ни рыб, ни прочей живности, украшающей фасады многих домов Петроградской стороны. Для того чтобы оценить его достоинства, необходим неторопливый осмотр. Тогда откроется гармония фактурных сопоставлений, деликатно введенных рельефов — традиционных элементов петербургской архитектуры. Все детали фасадов соразмерны человеку, здесь нет стремления к псевдомонументальности. Исполнение узлов, деталей, швов снова характеризует Зазерского как прекрасного организатора строительных и отделочных работ. Здесь он жил, отсюда он ушел за хлебом в один из скорбных дней 1942 года и — не вернулся. Говорят, что его похоронили в одной из братских могил...

Другие значительные дома Зазерского на Петроградской стороне — на Песочной (ныне Профессора Попова) улице, 28 (1910—1911), и на Большой Пушкарской, 7 (1912),— выделяются выразительной пластикой фасадов, ритмикой проемов и фактурной штукатуркой. Дом № 19 на набережной Карповки — один из наиболее интересных и запоминающихся в этом районе. Этот кооперативный дом построен Зазерским в 1912—1913 гг. В его просторный двор-курдонер ориентированы главные жилые помещения квартир. Изящный строгий рисунок фасадов позволяет легко узнать почерк автора. Неподалеку, в самом конце Каменноостровского проспекта,— еще один кооперативный дом (№ 73—75), построенный для Третьего петроградского кооперативного товарищества в 1913—1914 гг. Соавтором Зазерского здесь был его друг — одаренный архитектор-художник Иван Иванович Яковлев (1872—1926). Проспект, начинающийся домом Лидваля — памятником «северного модерна», завершается столь же значительным зданием, но уже в иных, неоклассических формах. Его отличают те же принципы организации городского пространства, что и дом на Карповке, — квартиры также ориентированы в курдонер. Но декор фасадов гораздо богаче, насыщеннее. В послевоенные годы известный ленинградский архитектор А. П. Щербенок в полном соответствии с образом этого здания пристроил к нему корпуса по улице Академика Павлова. Еще значительнее в градостроительном отношении сооруженный Зазерским в 1910—1911 гг. дом на Лиговском проспекте, 275, завершенный куполом, с изящными фасадами, украшенными майоликой. Это важнейший композиционный акцент в конце магистрали, организующий большое пространство.

Каждый из перечисленных домов отличается индивидуальным обликом, и все они прекрасно вписываются в конкретную городскую среду — в этом и заключается искусство зодчего-градостроителя, а Зазерский, кроме того, еще раз подчеркнем, был и художником, и разносторонним инженером.

Быть может, не менее трудоемкой, чем возведение новых зданий, была работа по перестройке старинных домов. В 1911 г. Зазерский надстроил и перестроил, сохранив основной объем, известный дом № 69/18 на Екатерининском (ныне Грибоедова) канале, связанный с памятью о Гоголе. Сделал он это так убедительно, что эту часть Петербурга Гоголя — Достоевского — Мусоргского уже невозможно представить без шестиэтажной громады дома № 69, он стал необходимым и привычным элементом городского ландшафта. Примерно такую же работу зодчий осуществил, перестроив в неоклассических формах дом № 8 на Преображенской (ныне Радищева) улице (1913), который расположен рядом с домом № 10, сооруженным в 1911 г. его коллегой и однокашником А. Ф. Бубырем. Эти дома хорошо дополняют друг друга, хотя и решены по-разному. Зато их дворы образуют единую объемно-пространственную среду.

Весьма значителен дом на Заставской улице, 21, построенный в глубине участка в 1910—1911 гг. Крупные объемы отличали жилой дом Выборгского кооперативного товарищества на Выборгской стороне (ныне ул. Комиссара Смирнова, 15), возведенный в 1913—1916 гг. совместно с В. В. Старостиным (с которым Зазерский строил когда-то Женский педагогический институт). Впоследствии здание было переоборудовано под Выборгский Дворец культуры.

Можно много говорить об отдельных постройках трудолюбивого мастера, однако все рассмотренные произведения в значительной степени предшественники его главного детища — вошедшего в монографии и учебники комплекса зданий Бассейного кооперативного товарищества (ныне ул. Некрасова, 58—60,— Греческий пр., 10—12,— Фонтанная ул., 3), сооруженного в 1912—1917 гг.

Для этого огромного жилого ансамбля Товарищество приобрело большой участок, на котором прежде стоял деревянный театр «Олимпия». Деревянной была и вся невзрачная застройка территории, принадлежавшей лейб-гвардии Преображенскому полку. Ко времени строительства Бассейного кооператива большая площадь, где ныне стоит в саду памятник Н. А. Некрасову, была в основном сформирована. Напротив участка будущего комплекса возвышалось одно из первых в Петербурге училищных зданий, возведенное гражданскиминженером Б. А. Бржостовским в 1899—1900 гг. Его силуэт учитывали строители Бассейного кооператива. В ансамбль площади входило также здание Третьего реального училища, построенное крупным зодчим А. Ф. Красовским в 1895—1897 гг. Весьма эффектно возвышался выходящий на площадь жилой дом (Греческий пр., 23), построенный в тех же 1890-х гг. одним из самых активных строителей Петербурга, техником-архитектором М. А. Андреевым. И наконец, видный мастер модерна гражданский инженер А. И. Стюнкель возвел в 1902—1904 гг. пятиэтажный лечебный корпус и жилой дом Евангелической женской больницы (ул. Некрасова, 45).

Таким образом, авторы нового комплекса видели перед собой довольно интересную и разнообразную по пластическим качествам зданий среду, с которой необходимо было найти пространственные связи. Дом № 56 на нынешней улице Некрасова вплотную подходил к границе участка, на котором появился дом № 58 — одно из зданий кооператива. Возведенный в эклектических формах архитектором П. И. Гилевым в 1900 г., дом № 56 образует единый массив с домом № 58. Оба здания одной высоты. Постройка Гилева выходит на короткую Фонтанную улицу. На нее ориентирован и один из фасадов Бассейного кооператива (Фонтанная ул., 3), могучей громадой поднимающийся в перспективе Баскова переулка, против Мальцевского (ныне Некрасовского) рынка.

Вполне естественно, что проект комплекса многоэтажных зданий был заказан Э. Ф. Вирриху и А. И. Зазерскому. Именно их имена встречаются в архивных и литературных источниках, в то время как упоминания о причастности зодчих Васильева и Бубыря к проектированию появились лишь недавно. Академик архитектуры Эрнест Францевич Виррих получил заслуженную известность как автор Политехнического института и руководитель творческого коллектива, создавшего Торговый дом Гвардейского экономического общества (ныне ДЛТ). Он явился одним из инициаторов внедрения в строительную практику железобетона. Алексей Иванович Зазерский к этому времени приобрел огромный опыт проектирования и строительства различных сооружений, в первую очередь жилых зданий. Он был известен как инициативный и энергичный архитектор и инженер, энтузиаст строительства сравнительно недорогого жилья.

По-видимому, именно Зазерский, обремененный в те годы многими проектами, строительными работами, общественной деятельностью, привлек к проектированию Бассейного кооператива Бубыря. Воспоминания об этом хранятся в семьях обоих зодчих. Виррих, в свою очередь, обратился к Васильеву, блестяще зарекомендовавшему себя при проектировании Торгового дома на Большой Конюшенной улице. Сегодня уже нелегко выявить степень участия каждого из архитекторов; бесспорно лишь, что выдающийся ансамбль является результатом совместной напряженной деятельности четырех талантливых зодчих, каждый из которых смог реализовать здесь самые сильные стороны своего дарования. Они удачно дополняли друг друга. Вирриху и Зазерскому принадлежит решение генплана и в основном планировка здания. Зазерский, кроме того, был ответственным строителем и решал множество возникавших в процессе строительства планировочных задач, а также вопросы сантехники. Чертежи фасадов, хранящиеся в Российском государственном историческом архиве, решительно отличаются от того, что мы видим в натуре. Очевидно, авторы первоначального проекта ощутили необходимость придания зданиям более выразительного облика, учитывая их ответственное расположение. Этим и объясняется привлечение Бубыря и Васильева, авторов наиболее интересных образных решений жилых домов.

Здания Бассейного кооператива предназначались для интеллигенции, средних слоев населения. Главной задачей авторы считали максимально рациональную застройку участка, сочетание жилой и торговой (магазины и аптека в первых этажах) зон. Строительство началось весной 1912 г. и завершилось только в 1917 г.

Необходимо вспомнить о том, что есть пример гораздо более раннего сходного градостроительного решения. Еще в 1875—1876 гг. академик архитектуры I . Б. Пранг при участии академика Н. Д. Федюшкина построил большой жилой комплекс на углу Обводного канала и Забалканского проспекта (ныне Московский пр., 61, 63,— наб. Обводного кан., 131—137). Архитектурное решение зданий в эклектических формах не отличается большой оригинальностью, но это искупается их чрезвычайно удачным расположением. Пранг сгруппировал корпуса вокруг системы открытых дворов, связанных друг с другом и с внешней средой, то есть ориентированных на большие городские магистрали.По существу, авторы Бассейного кооператива выполнили сходную задачу, но их комплекс гораздо активнее влияет на городскую среду.

Большой профессиональный интерес представляет планировочное решение корпусов. Авторы сумели создать сложную и в то же время чрезвычайно логично построенную систему больших и малых дворовых пространств. Необходимо отметить соразмерность дворов с высотами и членениями корпусов, удачно найдены пропорции вестибюлей, лестничных клеток, с которых открываются разнообразные и неповторимые петербургские дворы.

Для современных проектировщиков, занятых разработкой рациональных и экономически выгодных планировочных решений, особый интерес представляет и воплощенная в зданиях Бассейного кооператива идея рационального размещения диагональных угловых лестничных клеток, что позволило создать на каждом этаже большое количество квартир. Благодаря этой, так называемой многолучевой, структуре планировки появилась возможность уменьшить количество лестнично-лифтовых узлов и повысить плотность квартирной застройки. Авторы уделили также много внимания внутриквартальному благоустройству.

Во всех элементах ансамбля соединились вдохновение художников и точный расчет инженеров, широта мышления и внимание к каждому элементу зданий. Это последний взлет петербургского зодчества накануне революции. В то же время Бассейный кооператив предвосхищает некоторые поиски архитекторов 1920-х гг.

В конце 1920-х гг. ленинградскими архитекторами (среди них Е. А. Левинсон) были построены достаточно нейтрального облика флигеля на Фонтанной улице, 5, и в Виленском переулке, 17. Они завершили формирование большого квартала. Бассейный кооператив показал огромные возможности, таившиеся (и не до конца использованные) в позднем «северном модерне».

Упоминания об этом комплексе встречаются в воспоминаниях старожилов, деятелей культуры. В доме № 58 бывал писатель Л. В. Успенский. «Серую громаду дома по Бассейной, 60», весьма колоритно описывала в стихах и прозе поэтесса И. В. Одоевцева, жившая здесь в молодости. В доме бывали многие литераторы и художники, среди них Н. С. Гумилев и Г. А. Иванов. Здесь жили многие деятели культуры, кипели споры, диспуты... В саду под окнами пели соловьи. Здания эти вошли в летопись 1920-х гг. и дней блокады. Остается добавить, что Бассейный кооператив, к сожалению все еще не взятый под государственную охрану, нуждается в срочной реставрации.

Дружба и творческое сотрудничество связывали Зазерского с Л. А. Ильиным, впоследствии главным архитектором Ленинграда. Алексей Иванович выполнил проект отопления и вентиляции огромного лечебного учреждения — больницы им. Петра Великого на Пискаревском проспекте, 47 (1908—1916), завершенной уже после революции. Они сотрудничали и при постройке и реконструкции мостов, и при планировке курортного комплекса между Сочи и Туапсе, а в советское время вместе выполняли планировочные работы в Ленинграде и Баку.

Зазерский с увлечением занимался деревянным домостроением, строя коттеджи в Гатчине и Сестрорецке, а после революции разрабатывая проекты домов и комплексов для рабочих.

В 1917 г. он работал в комиссии по перепланировке Петрограда, в 1918—1921 гг. занимался восстановлением и реконструкцией разрушенного во время гражданской войны Ярославля. Здесь он проявил себя зодчим нового типа, связывая градостроительные и инженерные задачи с социальными, экономическими и, говоря шире, с проблемой воспитания общества. Ряд его идей (например, парк в пойме реки Которосль) был осуществлен гораздо позже, уже в 1970-х гг.

С 1921 г. мастер снова в городе на Неве — преподает, занимает ответственные должности в строительных организациях, по его проекту (в соавторстве с Н. Ф. Рыбиным) в 1925—1928 гг. строится один из лучших жилых комплексов — вошедший в учебники и хрестоматии Палевский жилмассив на проспекте Елизарова, 8,— для рабочих Невской заставы. Это ансамбль из коттеджей простых гармоничных форм, отличных пропорций, с большими благоустроенными внутриквартальными пространствами.

С 1927 г. зодчий строил текстильный комбинат и жилой дом в Москве, на Арбате,— при участии архитектора Н. А. Зазерского, своего сына и ученика, замечательного архитектора и живописца (1907—1980). В 1930-е гг. Алексей Иванович — заместитель председателя Общества архитекторов-урбанистов — проектирует промзоны для Ленинграда, Урала, Баку, строит химкомбинат во Владимире, работает главным архитектором в Калинине. Деятельность уже пожилого архитектора становится еще более насыщенной, чем до революции, но она до сих пор остается малоисследованной. Как и в молодости, он стремился донести свои мысли и проекты до широких слоев населения — занимался организацией экскурсионного дела, читал лекции, выступал со статьями, рисовал, преподавал рисунок. Широчайший творческий диапазон, кипучая энергия, подлинный, непоказной патриотизм всегда отличали этого благородного и очень красивого человека. У него не было врагов и недоброжелателей — даже люди иных взглядов уважали его как человека честного, принципиального, прямого, не входящего в кланы. В музее Ленниипроекта экспонируется портрет зодчего.

В годы Великой Отечественной войны старый зодчий остался в блокадном городе, участвовал в народном ополчении. Он разделил судьбу сотен тысяч ленинградцев.

В. Г. Исаченко

(Зодчие Санкт-Петербурга. XIX — начало XX века / Сост. В.Г.Исаченко. — СПб.: Лениздат, 1998. С. 898-911.)


Вернуться к списку