В начало Карта Постройки Литература Ссылки Архив гостевой книги Eng

МАСТЕР ШКОЛЫ НАЦИОНАЛЬНОГО РОМАНТИЗМА

В. Г. Лисовский
искусствовед, кандидат технических наук

Судьба петербургского архитектора Николая Васильевича Васильева складывалась противоречиво. В течение 12-13 лет активной творческой деятельности он создал огромное количество проектов зданий и комплексов самого разнообразного назначения; более пятидесяти из них были премированы на проводившихся конкурсах. Проекты Васильева, как правило, не только удачно разрешали функциональные задачи, но и свидетельствовали о неустанных творческих поисках автора, об оригинальности его архитектурного мышления, отличались определенными эстетическими достоинствами.

Однако построил Н. В. Васильев сравнительно немного. Почти не упоминала его имени современная ему критика; сам он тоже никогда не выступал в печати, практически не принимал участия в деятельности архитектурных обществ. После Великой Октябрьской революции архитектор оказался за рубежом; работая там, он уже не добивался значительных творческих успехов.

Тем не менее, есть все основания считать Н. В. Васильева одним из видных мастеров архитектуры начала XX века, одним из лидеров того своеобразного и мало изученного направления, которое обозначается иногда терминами "национальный романтизм" или "северный модерн".

Родился Н. В. Васильев 26 ноября (по старому стилю) 1875 года в деревне Погорелки Ярославской губернии в семье крестьянина. Талант и настойчивость сослужили ему хорошую службу: в 1896 году он поступил в Петербургский институт гражданских инженеров и в 1901 году закончил его с серебряной медалью, а затем продолжил свое образование в Высшем художественном училище при Академии художеств под руководством Л. Н. Бенуа. В 1904 году Васильев был удостоен звания художника-архитектора за проект по программе "Дворец наместника на Дальнем Востоке". С 1906 года он состоял на службе в строительной экспедиции так называемой Канцелярии по учреждениям императрицы Марии.

Начало и середина 1900-х годов были временем бурного наступления модерна. Идеи "нового стиля" овладевали умами зодчих тех лет, заставляя их постепенно освобождаться от багажа традиционных представлений о задачах и методах архитектурного творчества.

Первые самостоятельные работы Н. В. Васильева 1902-1905 годов - это попытки внести собственный вклад в развитие модерна. В проектах того времени он демонстрирует незаурядные качества мастера рационального плана и художника, старающегося наделить свои произведения декоративной выразительностью, но не в ущерб их рациональности.

В 1905 году по проекту Васильева в Таракановском переулке в Петербурге строится "дом дешевых квартир", отличающийся интересным для своего времени планировочным решением. К сожалению, фасад этого дома, удачно скомпонованный в характере модернизированной классики, остался в натуре не осуществленным.

На основе премированного конкурсного проекта в 1906 году Васильев возводит особняк в Царском Селе (ныне поликлиника на Московской улице в г. Пушкине). Среди современных ему образцов стиля модерн это здание выделяется некоторыми деталями, придающими ему известное своеобразие. Наиболее интересным представляется здесь то, с какой выдумкой архитектор использует фактуру и цвет строительных материалов для создания декоративных эффектов на фасаде и в интерьерах.

В это время Васильев определяет для себя основное направление дальнейших творческих поисков. Их результатом явилась разработка самобытной художественной концепции, которая предполагала сочетание строгого рационализма в решении функциональных задач с остроромантической трактовкой архитектурного образа.

Васильев был не первым архитектором, избравшим подобный путь. Аналогичные поиски в начале XX века велись в Финляндии Э. Саариненом, Л. Сонком, Г. Гезеллиусом, А. Линдгреном, а в России - Ф. О. Шехтелем, Ф. И. Лидвалем. Первые их произведения, в которых можно было заметить новые черты, появились почти одновременно и датируются 1900-1901 годами. В свою очередь, эти искания можно считать закономерным развитием определенных тенденций, наметившихся еще в прошлом веке.

Романтические настроения в искусстве начала XIX века, как известно, явились одним из следствий кризиса эстетики классицизма. В области архитектуры ранний романтизм опирался на стремление преодолеть догматизм классических канонов и придать произведениям зодчества более определенный национальный характер. Но в то же время романтизм проложил дорогу эклектике.

Осознание бесперспективности эклектического метода в последней трети XIX века стало причиной нового подъема романтической волны. В этот период наметились два принципиально разных подхода к решению проблемы генезиса новой архитектуры. Первый из них - рационалистический - основывался на признании главной и исключительной роли в процессе формообразования за факторами конструктивными и функциональными. Второй - романтический - заключался в стремлении использовать для решения новых задач исторический опыт.

Но сторонники романтического подхода не представляли собой монолитный лагерь. Некоторые из них видели свою задачу в восстановлении гармонического единства между формой и содержанием, утраченного во времена эклектизма, и старались достичь его путем возможно более точного воспроизведения архитектурных стилей прошлого. Мнение других сводилось к тому, что в современной архитектуре допустимо использование и развитие лишь определенных творческих принципов, но не конкретных форм или композиционных приемов, впрямую заимствованных из истории.

В начале XX века, когда указанные различия стали вполне ясными, в русской архитектуре сформировались и соответствующие стилистические направления - неоклассицизм и "национальный романтизм". Если исторической "базой" первого была ордерная архитектура нового времени, то второе направление искало опору в основном в древнерусском зодчестве.

В результате исследований древнерусского архитектурного наследия (эти исследования были в России неотъемлемой частью романтического движения) деятели "национального романтизма" выявили ряд традиционных принципов, на основе признания которых могла, по их мнению, развиваться и современная архитектура. К числу таких принципов были отнесены следующие: во-первых, принцип свободной планировки с выделением в объемно-пространственной композиции сооружения каждого функционально обособленного элемента (принцип так называемой "палатной" композиции); во-вторых, "правда материала" - выявление органически присущих строительным материалам (предпочтительно местным) свойств, прежде всего фактуры и цвета, и использование этих свойств в декоративных целях; в-третьих, "рациональность в декорации", то есть непременная взаимосвязь декоративных элементов и тектонической системы здания, что помогает "раскрытию", разъяснению этой системы.

Развитие этих принципов в современных условиях, как полагали сторонники "национального романтизма", должно было позволить, с одной стороны, удовлетворить рационалистические требования, касающиеся, главным образом, целесообразной функциональной организации зданий новых типов, а с другой - сохранить традиционные и притом имеющие национальный характер образно выразительные возможности архитектуры, воспрепятствовав ее подчинению конструктивно-техническому началу. Рационалистическая устремленность "национального романтизма" обусловила известную близость этого направления модерну, сделала возможным обмен между ними некоторыми композиционными идеями.

Мотив обработки угловой части дома г-жи Ушаковой в Петербурге, 1906 год

Переход Васильева от "типичного" модерна к "национальному романтизму" произошел совершенно естественно, и первые же работы архитектора в духе этого направления отмечены продуманностью и устойчивостью творческой позиции. Таков, прежде всего, "мотив обработки угловой части дома г-жи Ушаковой" в Петербурге (1906 год). Этот эскиз, приближающийся по манере исполнения к архитектурной фантазии, вряд ли был рассчитан на воплощение в натуре, но зато вдохновенно и ярко раскрыл творческое "кредо" художника. Созданный архитектором образ вызывает в памяти красочные, полные динамики композиции древнерусских зодчих XVI-XVII веков, хотя элементов формального сходства с ними в данном случае почти нет.

Такую особенность эскиза Васильева следует отметить потому, что другие видные мастера "национального романтизма" часто воспроизводили в своих постройках и древние формы. Это неизбежно придавало их работам характер стилизации. Позиция Васильева по отношению к проблеме национального своеобразия произведений современной архитектуры выглядит более реалистической; он проявил значительно большую последовательность и настойчивость в достижении поставленной цели.

Тема, начатая эскизом дома Ушаковой, нашла свое развитие в архитектуре построенного в 1907 году жилого дома на Стремянной улице, 11, в Петербурге. Проект этого дома, как и ряд проектов следующих лет, Васильев разработал в соавторстве с гражданским инженером А. Ф. Бубырем.

Не освещаемый солнечными лучами уличный фасад приобрел выразительность благодаря приданной ему пластичности, а также за счет резкого "столкновения" фактур и цвета облицовочных материалов - пютерлахского гранита, горшочного камня, керамической плитки, цементной штукатурки. Важную роль в композиции фасада играют декоративные детали, размещенные так, чтобы выделить тектонически наиболее "напряженные" узлы - опоры арок входов, кронштейны перемычек и т. п. Исполненные в лаконичной, "графической" манере, в технике невысокого или врезанного рельефа прямо в материале стены, эти скульптурные детали поражают богатством фантазии художника, который, создавая их, без сомнения, вдохновлялся образами фольклора.

И в следующих своих произведениях Васильев остается верен романтической манере. Таковы построенные в 1910 году театр и особняк Лютера в Ревеле (Таллин), таковы и многочисленные неосуществленные его проекты.

Примерами исключительно эффектного решения важной градостроительной темы явились разработанные Васильевым в 1910 году конкурсные проекты больших жилых комплексов Купеческой управы на Троицкой улице и Первого Российского страхового общества на Каменноостровском проспекте в Петербурге. В обоих проектах (соавтором второго был А. И. Дмитриев) использован прогрессивный для своего времени планировочный прием, заключающийся в группировке жилых корпусов вокруг системы связанных с улицей и друг с другом открытых дворов. Композиция комплексов, решенных по такому принципу, отличается сильной расчлененностью пространства, сложным взаимодействием планов, обилием разнообразных ракурсов, В проектных предложениях Васильева эти пространственные эффекты находят органическое продолжение в пластически богатой композиции фасадов, в живописном, динамичном построении масс и силуэта зданий, входящих в комплекс. Интересно заметить, что впечатление декоративного богатства Васильев создает здесь, используя главным образом утилитарно необходимые элементы здания, нигде не нарушая строгой дисциплины в их функциональной организации и сохраняя на фасадах большие участки гладких, ничем не украшенных стен.

Проект жилого комплекса Купеческой управы в Петербурге. 1910 г. Перспектива Проект жилого комплекса Первого Российского страхового общества в Петербурге (совместно с А. И. Дмитриевым). 1910 г. Перспектива

Васильеву не удалось реализовать эти проекты. Но есть основания предполагать, что при его участии осуществлен большой жилой комплекс бывшего "Бассейного кооператива", расположенный в Ленинграде на углу Греческого проспекта и улицы Некрасова.

Из существующих в Ленинграде зданий по проектам Васильева построены также мечеть на Петроградской стороне и здание "Нового пассажа" на Литейном проспекте.

Здание мечети в Ленинграде (совместно с А. И. Гогеном и С. С. Кричинским). 1910-1914 гг.

В композиции мечети (в ее сооружении участвовали А. И. Гоген и С. С. Кричинский) по требованию заказчиков использованы мотивы "магометанского" зодчества. Но в образе здания преобладают "северные" черты. Это подчеркнуто и суровой мощью основного объема, и выбором для облицовки стен гранита, столь характерного для Петербурга. Тончайшие переходы в фактурной обработке камня, от которой в значительной мере зависит выразительность фасадов, - свидетельство превосходного знания художником природы материала.

Столь же важную роль играют соотношения фактур строительных материалов и в композиции "Нового пассажа". Но здесь Васильев выступает не только как мастер формы, но прежде всего как новатор-рационалист, добивающийся естественного слияния функции, конструкции и формы в единый архитектурный организм.

Здание "Нового пассажа" в Ленинграде. 1913 г.

Рационалистические задачи, стоявшие перед современной ему архитектурой, Васильев никогда не обходил своим вниманием. И удачные решения были всегда результатом целеустремленного творческого поиска. "Новый пассаж" - не эпизод в биографии мастера. Та же архитектурная тема настойчиво разрабатывалась Васильевым и в его неосуществленных проектах (например, гимназии в Екатеринбурге), и в натуре (завод Лютера в Ревеле, торговые ряды в Екатеринбурге).

Конкурсный проект здания гимназии в Екатеринбурге, 1909 год

Последовательный рационализм помог Васильеву в разработке ряда сложных градостроительных задач, с которыми ему пришлось встретиться. Иногда даже относительно небольшие по объему сооружения он трактует в своих проектах как развитые градостроительные образования, хорошо организованные функционально и выразительные внешне. Подобными чертами отмечен, к примеру, проект здравницы в Царском Селе, разработанный в 1916 году.

Проект Дворца Советов в Москве. 1931 г. Перспектива

Будучи оторванным от родной почвы, талант мастера не получил дальнейшего развития. Однако и в некоторых поздних работах, особенно в тех, которые в той или иной степени были связаны с родиной, с воспоминаниями о ней, проявлялись черты, свойственные Васильеву наиболее интенсивного периода его творчества.

Таков, в частности, проект Дворца Советов в Москве, представленный на конкурс 1931 года, - одно из последних известных нам крупных произведений архитектора Васильева.

Еще несколько лет тому назад о Н. В. Васильеве было мало что известно. Сейчас его творческому наследию уделяется все большее внимание. И это, конечно, справедливо.

(Строительство и архитектура Ленинграда. 1975, № 4. С. 42-44.)


Вернуться к списку