В начало Карта Постройки Литература Ссылки Архив гостевой книги Eng

...
Художественный идеал модерна программно демократичен. Характерную для эклектики эстетику роскоши или, точнее, эстетику богато украшенных предметов вытесняет эстетика целесообразности, простоты и общедоступности. Модерну претит роскошь и претенциозное желание походить на аристократов, постоянно обнаруживаемое в эклектике. «Роскошное» становится синонимом антихудожественного, иными словами, модерн «представляет правду на место по существу неправого излишества». Он не приемлет ориентации на дворцовость, на представительность, на парадность, то есть на достоинства и ценности, так или иначе связанные с сословными границами и социальным неравенством. Он утверждает ценности, внесословные и не зависящие от имущественного ценза — человека и его душу. В этом своеобразие демократизма модерна, специфика его антибуржуазности, понимаемой как отрицание социального неравенства и бездуховности мира капитала.

В модерне чрезвычайно сильно выражена антипомпезность, антипрезентативность. Этой сознательной позицией связывалось неприятие былой архитектуры как архитектуры высшего сословия, обслуживавшей дворянство и оформлявшей его церемониальный быт. По выражению современника, модерн — это «стиль третьего сословия, людей, живущих в небольших комнатах трудом своей головы и рук своих, стиль, соответствующий мирным занятиям буржуазного класса и новым требованиям комфорта, не мог сделаться парадным стилем, как стиль Людовика XVI, когда люди мало заботились о красоте интимной обстановки. Иное теперь. Центр тяжести нашей роскоши переместился из приемной в рабочий кабинет, в жилые комнаты. Заботы богатого класса теперь — о красивых мелочах, об изящной простоте повседневных, близких предметов». Эта тирада еще раз позволяет почувствовать своеобразие демократизма модерна, столь отличного от демократизма эклектики, где каждый купец понимал, что он ничуть не хуже «ихнего голоштанного дожа», а каждый писарь или чиновник желал жить в доме, походившем на дворец дожа.

Модерн, конечно, стиль третьего сословия. Но он сознательно ставил целью сделаться стилем всенародным, в том числе и стилем четвертого сословия, отбросив представительность архитектуры как атрибут аристократического общества. В этом он много демократичней и последовательней эклектики, для которой формы аристократического быта неизменно сохраняют обаяние.

Модерн аристократичней эклектики в другом. Об одном из аспектов аристократизма модерна, вопреки программе обусловленном объективными моментами социального строя, уже говорилось. Здесь речь идет о принципиально иной разновидности аристократизма модерна — о его программном аристократизме, который можно охарактеризовать как аристократизм духовный, интеллектуальный. В его образах нет простонародности и общедоступности. Его композиции рассчитаны на подготовленного человека, он ориентируется на людей с достаточно высоким уровнем знаний, способных увидеть за мнимой простотой или нарочитой усложненностью формы аналогии с современностью, воспринять принципиальную метафоричность содержания, о котором повествуют также ритмы, краски, линии, а не только определенные формы, отождествляемые с соответствующими им идеями и понятиями.

Аристократизм модерна — одно из многих проявлений его диалектичности: оборотная сторона его демократизма. Эклектика стремится к удобопонятности, модерн хочет возвысить всех до уровня избранных.
...

(Кириченко Е.И. Русская архитектура 1830-1910-х годов. — М.: Искусство, 1978.)


Вернуться к списку